Недипломатический и недипломатичный дыбр

*

Одним из недостатков работы в учебном заведении, которое сражается за свое право быть как все (на всех наших автобусах, сайтах, визитках написано אקדמיה פורצת דרך - дословно, "Академия, пробивающая путь"), оказывается необходимость периодически встречать высокие делегации. Оно, с одной стороны, почетно. Но с другой - весьма обременительно. За последний месяц у нас побывало штук пять министров и с десяток иностранных делегаций. А сегодня я был на грани объявления войны одной большой стране, расположенной в центральной Азии.

А что? Мюнхаузен (Янковский) мог себе позволить объявить войну Англии? Почему же мне нельзя? Только потому, что не барон? Ну, если верить одной из семейных легенд, моя пра-прабабушка (если я правильно подсчитал количество "пра") была внебрачной дочерью одного из Романовых, так что мы еще посмотрим, кто кого. :)

Судите сами:

Вчера мне сообщают, что к нам приезжает делегация одной центральноазиатской страны во главе с послом. И по этому поводу мне и еще одному нашему сотруднику надлежит оную делегацию встретить, рассказать о нашей лаборатории и ответить на вопросы. Сотрудник родился и вырос в этой самой стране, а я... Да кто ж его знает, почему я? Пути начальства неисповедимы.

Делегация должна была осчастливить нас своим визитом в 15:00. В 14:55 я занял пост. В 15:20 мы начали проявлять признаки беспокойства и названивать начальству. Начальство не отвечало. В 15:50 жена сказала, что она поехала домой. Я попрощался с супругой и с ужином и остался на посту.

В 16:05 удалось прозвониться к начальству. Начальство было очень занято, совершенно не имело времени для разговора и попросило ждать.

В 16:35 остававшиеся на работе коллеги пожелали нам доброго вечера и отбыли по домам.

В 16:55 начальство позвонило и сказало, что делегация уже идет к нам. Мы с коллегой - земляком делегации воспряли духом. Коллега, живущий аж в Ашдоде, начал надеяться на то, что он таки успеет на свой первый урок английского на престижных курсах, за который он только вчера уплатил порядка 8 тысяч шекелей. Я начал слабо надеяться на ужин.

В 17:05 позвонила охрана делегации и сказала, что в течение получаса они будут у нас.

В 17:15 я вооружился фломастером и крупными буквами написал по-киргизски на доске что-то вроде "Некрасиво, что из-за вашего двухчасового опоздания я торчу здесь вместо того, чтобы ехать домой" (цитирую по памяти). Я надеялся, что дипломаты из одной центральноазиатской страны, государственный язык которой очень похож на киргизский, правильно поймут написанное.

В 17:25 к нам вошло пять центральноазиатов в черных костюмах в сопровождении одного известного израильского политолога, часто выступавшего по русскоязычным каналам ТВ. Я пригласил делегацию в комнату, где на доске был написан крик моей голодной души. В первые же секунды стало понятно, что мои надежды на взаимопонимаемость тюркских языков полностью оправдались. Позднее коллега - земляк делегации сказал мне, что некоторые члены делегации решили, что приветствие было написано на их родном языке. Поскольку я не могу допустить мысли о том, что у высоких гостей нелады с орфографией родного языка (а отличия между их языком и киргизским носили, в основном, орфографический характер), то я пришел к заключению, что они тоже не ужинали. Эта мысль как-то сразу сблизила меня с гостями и мы очень любезно пообщались следующие десять минут, по истечении которых визит уважаемых дипломатов был завершен.

Видимо, в качестве воздаяния за мое запоздалое раскаяние один из коллег из другой лаборатории подбросил меня на своей машине практически до дома. Так что ужин я все-таки получил. И объявление войны не состоялось.

Комментарии

Индицент, однако!

Следы уничтожены :)