Мистицкое

*

Мой добрый знакомый YAK прислал мне небольшой рассказ для, как он выразился, "публикования или непубликования на Ваше усмотрение". Я почитал, подумал - а потом решил опубликовать. Это, в принципе, не тема моего блога, но по-моему любопытно.

Поручение

Среди просьб и поручений, которые мне пришлось выполнять, было одно, надолго запомнившееся своим необычным характером. Несколько лет назад один мой хороший знакомый , назовем его для краткости Д, ныне живущий в Америке, рассказал мне о своей проблеме по телефону, а потом сообщил подробности посредством электронной почты. Были у него партнеры по бизнесу – супружеская пара. Православные христиане, как они себя публично позиционировали. Пока бизнес процветал отношения были очень хорошими, доверительными вплоть до дружбы домами. Но уже тогда у Д. иногда появлялось чувство, что что-то не так. Потом, на фоне надвигающегося ухудшения экономической ситуации, о кризисе тогда еще не говорили, Д. обнаружил, что из совместного капитала супруги тайком выводят деньги. При попытке обьясниться супруги не смогли придумать ничего умнее, как обвинить Д. в том, что он сам ворует деньги.

Возник конфликт. Удержать его в цивилизованных рамках не удалось. Супруги-христиане неожиданно превратились в бандитов. Повторяю, это лишь изложение событий одной стороной – моим знакомым Д. Сам я, конечно, там не присутствовал, и ситуацию вижу его глазами. Итак, супруги в ответ на предложение Д. разделить бизнес и прекратить сотрудничество во взаимоприемлемой форме не захотели разделить деньги справедливо, а хотели забрать все. Мол хотите выйти из дела – выходите, но весь бизнес оставьте нам. Дело дошло до угроз применения наемных убийц, если Д. не согласится смириться с потерей денег. Все это происходило там, где Д. никак не был готов к такой ситуации – в США.

Взывание к совести и милосердию, а Д. вложил в дело все, что у него было, включая деньги, отложенные на учебу детей, не помогло. Д. пришлось выставить на продажу своей дом, чтобы купив меньшее и худшее жилье, на вырученные деньги как-то существовать. Бывшие партнеры продали бизнес и уехали на Гавайи. Там купили виллу и стали жить в довольстве и достатке. Об этом они сами сообщили Д., добавив, что приняли меры к тому, чтобы Д. не смог продать дом ни за какую цену. Д., зная теперь пакостность бывших партнеров, не представлял себе, что предпринять для выхода из такого положения. Ситуация казалась совершенно безвыходной.

Случайно, а с моей точки зрения эта случайность какая-то не вполне случайная – уж очень кстати она произошла, Д. познакомился с одним человеком, который в прошлом тоже стал жертвой той же супружеской пары. Вовлеченный ими в казавшийся надежным бизнес и обманутый, этот человек выразил Д. сочувствие и подтвердил, что эти люди способны на любую пакость, включая наложение заклятия на людей и имущество. Для этого, т.е. для наложения заклятия, они нанимают одного человека, который тоже считается православным, да еще и священником. Видимо это сделано, высказал предположение новый знакомый, в отношении дома, каковой Д. уже продолжительное время не мог продать, все ближе подходя к роковой черте.

В состоянии, близком к отчаянию, Д., человек с высшим техническим образованием – инженер-энергетик, выпускник солидного ВУЗа-Новосибирского Электротехнического, с солидным стажем работы по специальности, вдруг подумал, что если заклятие на дом наложено, то оно может быть и снято. Надо только узнать, как это делается. Оказалось все просто. Этот же знакомый сказал, что заклятие с дома снимается при помощи свечей. Свечи должны быть из Иерусалима. Их должно быть тринадцать. Они должны быть не пользованные, но полученные и обожженные в одном из Иерусалимских христианских храмов. Техника применения проста: надо с этими зажженными свечами тринадцать раз обойти вокруг дома. И все.

Д. связался со мной и попросил приобрести и прислать ему свечи. Потом снова связался и попросил прислать двойной комплект свечей. Второй комплект для его брата, которому вскоре тоже может понадобиться продать дом.

Я не большой охотник до посещения христианский храмов. Побывав и осмотрев пару раз, потом я только по необходимости бываю там, если, например, мои гости или друзья желают, чтобы я их сопровождал. Я очень хотел помочь Д. Поэтому, сказав на работе, что мне нужно ненадолго отлучиться и дав вербальные заверения, что ожидаемые от меня чертежи будут выпущены вовремя, сел в машину и поехал в Иерусалим. Сначала я хотел поехать в район музеев. Там у музея Израиля в Гиват-Рам есть удобные стоянки, на которых почти всегда есть свободные места. Неподалеку от музея в парке к югу от здания Кнессета находится Монастырь Креста. Это место дорого каждому советскому человеку. Этот монастырь, принадлежащий ныне греческой православной церкви, когда-то принадлежал грузинской православной церкви. И в то время там жил и работал переписчиком рукописей, а потом там же умер и похоронен один грузинский монах. Его имя Шота Руставели. В любом советском городе была улица его имени. В этом монастыре можно было купить свечи.

Но я, припарковавшись, подумал, что давненько не гулял пешком по Иерусалиму. Погода располагала. Было жарко, что я очень люблю. Еще перед выездом из заводского двора посмотрел на термометр, висящий на стене испытательной лаборатории. Он показывал 32 градуса по Цельсию. На момент начала прогулки, похоже, стало еще теплее. И я пошел к Старому Городу. Вошел через ворота Яффо и, продвигаясь к так называемому Храму Гроба Господня, поработал фотоаппаратом направо и налево, а также и в вертикальной плоскости. Войдя в Храм, отдышавшись и осмотревшись, направился к цели – к Кувуклии, где рассчитывал приобрести свечи.

У входа стояла большая очередь. Я обошел это сооружение. С противоположной стороны тоже есть вход в небольшое помещение. Это отделение коптов. Копты – это такой народ, остатки доарабского населения Египта. Коптская христианская церковь – одна из древнейших. Дежурный монах, высокий, худой, очень смуглый, с черной бородой, с приятной улыбкой, и, как оказалось, в достаточной степени англо и русскоязычный, в недостаточной степени ивритоязычный или просто не желавший говорить на иврите, показал мне ассортимент свечей и спросил для чего они мне в таком странном наборе: дважды по тринадцать штук.

Я, помявшись в нерешительности, рассказал ему в общих чертах о назначении этих свечей и попросил подобрать такие свечи, которые выдержат без значительной деформации довольно продолжительный переход по иерусалимской жаре и переправку в Америку. Прикинувшись наивным, я спросил, можно ли рассчитывать на успех снятия заклятия и какова, по его мнению, должна быть правильная процедура.
Он ответил:
1. Что все в силе Б-жьей;
2. Процедура может быть любая, в том числе и с обходом вокруг заклятьеснимаемого обьекта;
3. Свечи я могу выбрать сам, какие нравятся;
4. Деформация свечей, если даже и произойдет, не повлияет на их пригодность. Перед использованием их можно выпрямить. После процедуры свечи можно использовать дальше.

Я попросил обжечь выбранные мной свечи на огне уже горящих там свечей, упаковать их и назвать цену. Монах упаковал свечи в два пакета и сказал, что цены нет никакой, а каждый дает сколько захочет. Присоединив к свечам два деревянных крестика, я положил на блюдо с деньгами стошекелевую купюру, поблагодарил монаха и пожелал ему успешного служения. Монах, улыбнувшись, сказал по русски спасибо.

Вернувшись после работы домой, я проверил состояние свечей. Как и ожидалось, они от жары размягчились, погнулись и частично слиплись. Весь вечер я приводил свечи в приличное состояние: разлеплял и выпрямлял, упаковывал вновь вместе с крестиками-готовил к отправке в Америку. В ближайшую пятницу отнес посылку на почту и сообщил Д. об отправке.

Раньше, чем ожидал, т.е. примерно через полтора месяца получил от Д. восторженное сообщение о полном успехе: процедура произведена, поступили и продолжают поступать весьма достойные предложения от желающих купить дом. Некоторые покупатели, по словам Д. узнав, что дом прошел обработку по снятию заклятия, укрепились в желании купить этот дом и даже стали предлагать больше денег, чем в начале. В итоге дом продан и куплен новый, в лучшем месте и более большой и удобный. Сам же Д. решил больше не заниматься бизнесом, а пойти на курсы программистов, о чем он также получил очень привлекательное предложение.

Как я узнал позже, Д. окончил курсы и нашел работу. Не совсем программистом, а тестировщиком программ. И работает до сих пор, несмотря на несколько волн увольнений в связи с кризисом. Его супруга тоже получила работу в известной фирме в качестве программистки. Дети учатся в университетах.

Сам я не верил и не верю в заклятия, так сказать, прямого действия. Понимаю, что влияние заклятий может быть косвенным, опосредованным. Сам себя я убедил, что никак не участвовал ни в каких обрядах, а просто помогал человеку. Но то, что случилось-случилось.