Глаголы в ТАНАХе

*

Написал Михаил Носоновский
Friday, 13 August 2004
Анализ глагольной системы иврита в библейский и более поздний период. Рассмотрена также историческая фонетика семитских языков в аспекте библейского глагола.
(печатается с разрешения автора)

Глаголы в Танахе
Михаил Носоновский (a.k.a. “Mizrahi”)

Система глаголов в библейском иврите имеет ряд особенностей по сравнению с современным языком, для знакомства с ней потребуется углубиться в историческую грамматику иврита. Для того, кто изучил спряжение глаголов в современном языке, знакомство с исторической грамматикой может стать увлекательным занятием, поскольку оно позволяет взглянуть на уже известный материал под новым углом зрения, в исторической перспективе, и благодаря этому лучше разобраться в сущности и причинах грамматических закономерностей современного языка. Отметим, что в семитологической транскрипции принято обозначать «айн» при помощи апострофа ’, в то время как «алеф» обозначается перевернутым апострофом ‘, однако в данной статье для обозначения «айн» используется знак «ъ», поскольку она предназначена для Интернета.

Биньяны (глагольные породы).

Начнем мы с разговора о системе биньянов и о тех древних глагольных породах, которые не сохранились в иврите, но их остатки тут и там встречаются в тексте ТаНаХа. Вспомним сначала биньяны в современном иврите, которые, однако, нам удобнее классифицировать несколько иначе, чем это принято в обычных справочниках по грамматике..
Биньян паъаль (Qal), обозначаемый буквой G (от немецкого слова Grundstamm - «основание»). Это исходный биньян. Он самый простой и потому называется Каль (легкий).

Биньян Пиъъэль. Обозначается буквой D. Вторая буква корня содержит дагеш, то есть удваивается. Обычно этот биньян выражает интенсивное, усиленное действие. Он также широко используется в деноминативной функции, т.е. для образования глаголов от имен: «ъиппер» («пылить») от «ъафар» («пыль»), «шиллеш» («делить на три части») и т.п.

Биньян hифъиль, обозначаемый H. Он обычно имеет побудительное (каузативное) значение. Иногда этот биньян также имеет деноминотивное значение, обычно с оттенком «сделать, произвести вещь»: «hигшим» («оросить, произвести дождь»), «hивдиль» («разделить»). Реже – «воспользоваться чем-либо»: «hэ‘эзин» («слушать»), «hилшин» («доносить»). Глаголы в этом биньяне переходные, то есть они употребляются с прямым (объектным) дополнением без предлога, или с предлогом «‘эт». (Например, «оросить землю», «слушать пение» и т.п.)

Биньян hитпаъъэль. Он также имеет удвоенный второй корневой и кроме того приставку hит-. По значению он соответствует возвратному (либо взаимовозвратному) действию, при чем, как правило, по отношению к глаголу в пиъъэле. Сравнение с родственными семитскими языками показывает, что именно согласный «тав» является характеристическим признаком этого биньяна. «hи» образовалось позднее. Поэтому мы обозначим его TD.

Биньян нифаль, обозначаемый N. Обычно его считают страдательным залогом по отношению к Каль. Это не совсем точно. В связи с утратой форм страдательного залога биньяном Qal (см. об этом ниже), Нифаль отчасти взял на себя эту роль. Однако, помимо страдательного залога, N может иметь значение возвратное, взаимно-возвратное, простое действие и другие. «Нихнас» («входить»), «нидбар» («говорить друг другу»), «нишпат» («представать с кем-то перед судом»), «ниш‘аль» («просить для себя» – 1Самуил 20:6). То, что нифъаль не имел изначально пассивного значения, видно и из того, сколь часто употребляется форма повелительного наклонения в этом биньяне.

На этом пока все. Вы спросите, где же еще два биньяна, пуъъаль и hуфъаль? Дело в том, что они не являются самостоятельными глагольными породами, а зависят от D и H. В древности практически любая глагольная форма могла иметь две разновидности – действительный и страдательный залог. Впоследствии страдательный залог у биньянов G и TD исчез, остался лишь у D и H (а часто ли встречаются пуаль и hуфаль не в настоящем времени в современном иврите?). Таким образом, пуаль можно считать “passive D”, а hофаль (в иврите танаха такой вид принимает hуфаль), как “passive H”. Возможно, такая классификация пока кажется вам непривычной, но она подталкивает нас к вопросу, сохранились ли следы “passive G”, “passive N”? Более того, в нашей системе биньянов имеются вакантные места. Изобразим ее таким образом:

G Паъаль основной

D Пиъъэльпуаль) усиленный

H hифъильhофаль) побудительный

N нифъаль

GT основной -возвратный (редкий для иврита)

TD hитпаъъэль усиленный-возвратный

HT побудительный-возвратный (редкий для иврита)

NTD нитпаъъель

Табл. 1 Классификация биньянов.

Итак, отсутствуют биньяны GT (возвратный-легкий) и HT (возвратный каузатив). В некоторых других семитских языках эти биньяны имеются. Поиском их в иврите мы сейчас и займемся.
Пассив каль. В современном иврите сохранилась только форма страдательного причастия («сагур», «гамур»). В арабском и других семитских языках пассив G характеризуется огласовкой «у» после первого корневого, поэтому к рудиментам пассива G в иврите обычно относят будущее время глагола «мочь» («ухаль», «тухаль», «йухаль» и т.п.). В ТаНаХе сохранилось довольно много примеров пассива Каль, иногда их ошибочно относят к пуъъалю (очевидно, этим вызвано удвоение второго корневого согласного звука масоретами в многих таких формах), но они образованы не от пиъъэль, а от каль: «йулад», «те‘уккэлу» (Исайа 1:2), «hoру ве-hогу» (Исайа. 59;13).

GT (или просто Т). hитп:ъаль (в отличие от TD без удвоения второго корневого и с «шва» под первым). В современном языке сохранился глагол «hитпакед» («пересчитаться»), восходящий к этому биньяну; в хороших словарях он приводится с камацем под «пеи» (а не патахом) и без удвоения «коф» (См. Суд 20:15,17, 21:9, Числ. 1:47, 2:33 и др.).

От биньяна HT в иврите осталось только несколько географических названий.

В грамматике литературного арабского языка (а она весьма архаична) биньяны называют породами и обозначают номерами. 1 фаъала (G), 2 фаъъала (D), 3 фАъала (O), 4 ‘афъала (A), 5 тафаъъала (ТD), 6 тафАъала (ТO), 7 ‘инффаъала (N), 8 ‘ифтаъала (T), 9 ‘ифъалла (редкая порода с удвоением третьего корневого, выражающия цвет или телесный недостаток, у нее нет буквенного обозначения), 10 ‘истафъала (ST). Обратим внимание на 3 породу (и соответствующую ей возвратную 6). Она близка по значению и происхождению к удвоенной D, но, вместо удвоения, характеризуется долгим гласным а: после первого корневого (фАъала). Известно, что в иврите и языках Ханаана долгому А соответствует долгий О, «холам» (это так называемый «хананейский сдвиг» А > О). Таким образом, соответствующий биньян в иврите должен иметь форму «пОъаль». И он существует:
Биньян пОъэль и соответствующий ему возвратный hитпОъэль (мы обозначим их O и TО). Примеры причастия «мелошени» (Нахум 1:2), «мешофети» (Йов 9:15), прош. время «зомеру» (Пс. 77:18), «hитгоашу» (Йер 25:16), будущее «йесоэр» (Хошеа 13:3). С этом же биньяном связана и формы, обычно относимые к «пиэль», такие как «комем», «совев». По мнению некоторых лингвистов, эта порода имеет «целевое» или «направительное» значение.

Биньян пиълель и возвратный hитпаълель с удвоением третьего корневого. Примеры «ша‘анан», «раъанан», «‘умлаль». Этот биньян, как и 9 порода в арабском языке, характеризуется удвоением третьего корневого и имеет значение «обладания устойчивым качеством». Сюда же относят «hиштахавэ».

Пеъалъал. В этом биньяне повторяются второй и третий корневой звуки.Сехархар (проходить быстро, Пс.38:11 от сахар). По сходной схеме образуются имена типа «ктантан».

Пильпель служит для образования четырехбуквенных корней (гильгель от галаль, зильзель от залаль и т.п.)

Тифъэль. Примеры; тиргем, тиргель.

Легко заметить, что традиционные справочники по грамматике обычно относят глаголы в биньянах, приводимых в п.п. 5-8 к четырехбуквенным глаголам пиъъэля. Это не точно, поскольку соответствующие «четырехбуквенные» корни явно восходят к трехбуквенным «предкам».

Каузативная порода (аналог hифъиля) в различных семитских языках может образовываться одним из трех способов (а в арамейском всеми тремя одновременно): при помощи префикса «ha-» либо «а-», либо «sha-», в зависимости от этого она именуется H (как в иврите), А (как в арабском) или S (как в аккадском языке и сирийском диалекте арамейского). Чередование алефа и hе является вполне обычным явлением (например, арабскому артиклю «аль» соответствует ивритский «hаль» с ассимиляцией л). Менее распространенным является переход «ш» в «h», однако в данном случае именно он имеет место. Исходной прасемитской формой является как раз (сохранившийся в аккадском) биньян «шафъэль».
S. Шифъель (шафъель). В ТаНаХе сохранилось только несколько существительных, образованных с прибавлением «шин»: шалhевет (пламя, от шалhев, корень лаhав), шаккелуль (улитка). В эпоху Мишны и позднее этот биньян употреблялся более широко (например, в Пасхальной Аггаде «шиъабед» - порабощать), «шихрер» (освобождать, ср. «херут»). Интересно, что в современном языке предполагалось использовать эту словообразовательную модель для создания глаголов, аналогичных глаголом с префиксом re- в английском языке (reconstruct, reproduce, rebuilt), но позднее это предложение было отвергнуто, т.к. модель эта является заимствованной для иврита. Остались слова «шикем» (восстановить, реабилитировать), «шихзер (реконструировать), «шихпель» (копировать).

Нитпаъъэль NTD. Этот биньян характерен для языка Мишны, в ТаНаХе он встречается всего несколько раз (Исх. 23:48, Втор 21:8, В Мишне этот биньян зачастую просто заменяет hитпаъъэль, причем различие проявляется только в прошедшем времени. По значению нитпаъъэль не является возвратным от нифъаля. Однако, поскольку есть несколько корней, которые дают разные значения в нитпаъъэль и hитпаъъэль, его все же можно считать отдельным биньяном.

Многие интересуются, как соотносятся биньяны в иврите с глагольными породами в других семитских языках? Нужно отметить, что не все семитские языки дают в равной мере важные данные о спряжении глаголов. Многие древние языки сохранились только в виде отдельных кратких текстов, зачастую без гласных, которые требуют расшифровки и реконструкции, часто такая реконструкция может быть осуществлена лишь частично. Наиболее важные данные дают аккадский язык (благодаря клинописной слоговой сестеме письма известны его огласовки) и классический арабский, причем, в силу сложности изучения аккадского, арабский гораздо более доступен интересующимся сравнительной грамматикой. В таблице 2 мы подытожили данные об основных глагольных породах в семитских языках.

Иврит G, D, H, N, TD, NT

Аккадский G, D, S, N, GT, TD, ST, TN, NT

Арабский G, D, O, A, T, TD, TO, TA, N

Угаритский G, D, S, A, GT, AT, STD

Аморейский G, D, S, N, ST

Арамейский G, D, S/A/H, GT, TD, HT

Южно-Аравийские G, D, H/S, N, GT, ST

Эфиопский (геез) G, D, O, GA, AD, AO, GT, TD, TO, GST, STD, STO

Табл. 2 Глагольные породы в семитских языках.

Отметим, что для всех языков характерна интенсивная порода (D), и каузативная (H, A или S, причем в арамейском и в южноаравийских, в зависимости от диалекта, встречается одна из трех, либо все сразу). Порода типа О засвидетельствована в арабском и эфиопском. Эта порода характеризуется долгим гласным «А» после первого корневого (в языках ханаанейской подгруппы, включая иврит, он превращается в долгий «О»). Порода N встречается в большинстве языков. Во всех языках Т используется для выражения возвратного значения. Весьма стройная система из 12 основных пород существует в геэзе: три исходных породы (G, D, O), каждая из которых может объединяться с A, T или ST. Итак, разобрав редкие для иврита глагольные породы и сравнив их с другими семитскими языками, мы можем дополнить нашу таблицу.

G Паъаль Основной

D Пиъъэльпуаль) Усиленный

Также О пОъэль

Пиълель, Пеъалъал, Пильпель, Тифъэль

H hифъильhофаль) Побудительный

Также S Шифъель

N нифъаль

GT основной -возвратный (редкий для иврита)

TD hитпаъъэль Усиленный-возвратный

Также О hитпОъэль

hитпаълель

HT Побудительный-возвратный (редкий для иврита)

NTD нитпаъъель

Табл. 3 Классификация биньянов.

Особенности спряжения глаголов в Танахе.

Для современного иврита характерно наличие морфологически выраженных трех времен. В библейском иврите ситуация несколько иная. Современная форма настоящего времени обозначала причастие, т.е. называла лицо, совершающее действие (например «котев» - «пишущий»), таким образом, эту форму обычно относят к отглагольным именам, а не собственно глаголам. Для нее характерно наличие грамматических числа и рода, но не лица. Кстати, это значение сохранилось и в современном языке. Современное прошедшее время (суффиксальное спряжение) обозначало перфект (совершенный вид), т.е. действие завершенное, которое могло быть отнесено не только к прошедшему, но и к настоящему или будущему времени. Например, «катавти» означает или «я написал», или «я напишу» (завершение действия). В то же время современное будущее время (префиксальное спряжение) обозначало имперфект (несовершенный вид), например «‘эхтов» может означать и «я стану писать», и «я пишу», и «я писал».

Парадигма спряжения для перфекта, в общем, не отличается от таковой в современном иврите. Глагол может иметь один из трех типовых гласных: а (катав), е (кавед) или о (катон). Два последних типа обычно обозначают непереходные глаголы или глаголы состояния. К редким архаическим формам перфекта относятся окончание 3л, ед.ч., ж.р. на «-ат» («’аз:лат» Втор. 32:36), окончание 2л., ед.ч., ж.р. на «-ти» («hалахти» Йерем. 31:21, «камти» Суд. 5:7), а также форма 3л, ж.р., мн.ч. на «-а», добавление «энергического нуна» к формам 3л., мн. ч.

Говоря о перфекте, уместно вспомнить фонетический «закон Филиппи», гласящий, что в закрытом ударном не последнем слоге исторический краткий звук «и» переходит в краткий «а». Этим законом обусловленно различие огласовки в формах типа «кавед»/«кавадти», «диббер»/«диббарти», «hизмин»/«hизманти». Законом Филиппи объясняется и изменение огласовки во многих именах («бат», но битти» и т.п.).

Имперфект также не отличается значительно от современного будущего времени. Можно упомянуть лишь специфическую форму для 2л., мн.ч.., ж.р. и 3л., мн. ч., ж.р. «тихтовна» («вы будете писать» / «они будут писать» в ж.р.).

К очень архаическим особенностям иврита относятся формы когортатива (удлиненная форма имперфекта), юссива (краткая форма имперфекта) и «перевернутые» времена.

Когортатив существует для некоторых глаголов в имперфекте, чаще (но не исключительно) для 1 лица, имеет оттенок подбадривания, поощрения к действию или усиления. «’ашува» («вернусь же я»), «нагила» («давайте веселиться»). Окончание «-а» может использоваться также для придания «энергического» оттенка повелительному наклонению: «шимъа» («слушай же»). Интересно сопоставить когортатив с арабской формой сослагательного наклонения, так же выражающей пожелание и образующейся посредством прибавления окончания «-а» к имперфекту.

Юссив используется для выражения требования или пожелания у глаголов hифъиль («тафкед» - «поручишь»), глаголов со вторым вав/йуд («вай-йаком» - «встал») или с третьим «hей» («йашт» - «выпьет»). Юссив употребляется также с отрицательной частицей «’аль» («’аль таъа:с» - «не делай»).

«Перевернутые» времена образуются путем добавления союза «ва-», называемого «вав последовательности» к перфекту или имперфекту, который меняет его значение с перфекта на имперфект и наоборот. Чаше «вав последовательности» используется с имперфектом, причем, если существует форма юссива, то она используется вместо имперфекта. Необычна огласовка такого «вав»: «патах» с удвоением следующего согласного («ва-ййомер» - «и сказал», ударение на предпоследний слог). Часто эта форма употребляется при описании последовательности действий, причем начинается последовательность с обычного перфекта. Вав, употребляемое с имперфектом, может менять его значение на перфект, при этом огласовка обычная («ве-hалахти» -«и я пойду», ударение на последний слог).

Крайне сложным является вопрос о происхождении системы спряжения. Наиболее архаичным из семитских языков является спряжение глаголов в аккадском, однако оно весьма сложно и запутано, кроме того оно описывается по-разному разными исследователями. Согласно весьма солидной книге советского востоковеда И.М.Дьяконова в справочнике «Языки Азии и Африки» (т.4, ч.1), в аккадском различались три формы префексального спряжения и одна суффиксального (т.н. статив, выражавший причастие состояния и изменявшийся по роду, лицу и числу). Для праафразийского языка реконструируют (в самом упрощенном изложении) префиксальное спряжение и для совершенного, и для несовершенного вида, по моделям «йапрус» и «йапарас» (корень ПРС). Суффиксальное спряжение (статив типа «параса») было редким и использовалось только для глаголов качества и состояния. Кроме того, существовала безвидовая сослагательная форма придаточного предложения «йапрусу». В этом случае, древнееврейский перфект образовался из суффиксальной формы («параса», аккадский статив), использовавшейся изначально только для глаголов состояния, а имперфект от безвидовой сослагательной формы («йапрусу»). Рудиментом усеченной перфектной формы «йапрус», вероятно, является вав последовательности с юссивом (обозначающий перфект), в то время как «перевернутый» перфект образовался позднее по аналогии с конструкцией «вав последовательности» + юссив.

Эти изменения произошли очевидно на очень древнем (3 -- нач 2 тыс. до н.э.), т.е. еще «доеврейском» этапе развития языка. В отличие от этого, такие рассмотренные выше перемены, как отпадение гласного окончания (в т.ч. «-и» в форме 2л. ж.р.), окончания «-т» 3 л. ж.р., действие закона Филиппи, неудвоение гортанных, редукция гласных в третьем от ударение слоге, удлинение гласных в открытом слоге и другие, произошли в первой половине первого тысячелетия до н.э. (период до Вавилонского пленения). Другие характерные изменения, без которых нам сегодня трудно представить иврит, например, спирантизация БГДКП”Т после гласных, произошли, видимо, во второй половине 1 тыс. до н.э.