Личное выше общественного, или наоборот?

*

Мне лично доставляет большое удовольствие думать, что люди, которые все вышеизложенное находили возвышенным и поучительным, чрезвычайно плохо жили. Их государство, 100-миллионную империю почтительности и долга, с редкими перерывами - практически неизменно - били десятки тысяч кочевников и сотни (не сотни тысяч, а просто сотни) европейцев, делая с ней, что хотели. Ее генералы побеждали только числом, а чаще проигрывали, несмотря ни какое число; ее солдаты - одни из худших в мире. По-видимому, из детей, которые не шалят, играют в строго определенных местах и на протяжении всего детства только тем и занимаются, что неуклонно исполняют родительские приказы, получаются на редкость неудачные взрослые. Народ китайской империи, при небывало обширной и плодородной земле, из века в век - тоже с небольшими перерывами - жил в столь же небывалой нищете и голоде, под ярмом всепроникающих, нигде не дающих покоя податей, повинностей, надзора и регламентации. Чиновников и сановников империи сотнями кастрировали, ссылали, казнили по самым непредсказуемым причинам. В любой момент любой житель государства мог поплатиться имуществом, статусом, а то и жизнью за преступление родственника или давнишнего ученика. Короче говоря, уродцы, способные выработать философию жизни типа нынешней Северной Кореи (или, вернее, это Северная Корея представляет собой смесь обычной китайско-конфуцианизированной традиции с марксистско-ленинским личным культом партийного Вождя), ничего, кроме жизни а-ля нынешняя Северная Корея, и не получали.

(А. Немировский о Китае и китайском мировоззрении)

Сказано красиво. Но как-то поверхностно и чересчур эмоционально. Почему-то не с кем сравнивать - носители противоположной идеи (по концепции автора, условный Вавилон, во многом схожий с реальным древним Вавилоном) отчего-то не сохранились. Причем не сохранились уже весьма давно - никак не менее двух с хвостиком тысячелетий.Случайно? Может быть. А может, и нет.

Автор довольно последовательно проводит противопоставление общества разумного гедонизма (Вавилон) обществу идеализированного самоограничения и тотальной моральной закрепощенности (Китай). И симпатии его полностью находятся на стороне первого. Мои, кстати, тоже, но я никак не могу удержаться от нескольких наблюдений:

Китайская культура и цивилизация невероятно живуча. Все правильно, китайцев били много раз, их завоевывали все, кому не лень. Но завоевав, варвары быстро становились китайцами. Или исчезали обратно на севере, а Китай возвращался на круги своя. Кстати, для Вавилона подобное тоже вполне характерно (их захватывали амореи, арамейцы, касситы - всех не перечислить. И в конце концов Вавилон исчез. А Китай как стоял, так и стоит.)

Сама концепция разумного гедонизма многократно воспроизводилась в самые разные времена в разных местах, но с неизменным результатом: разумного становилось все меньше, гедонизма - все больше, а в конце концов цивилизация гибла под ударов очередных варваров. Которые вполне могли составить очередной круг того же типа. Лично мне сильно сдается, что как раз сейчас мы находимся перед финишем очередного витка. Надеюсь ошибиться.

Легко видеть на разных примерах, что пока в обществе действовали "китайско-образные" самоограничивающие нормы, общество было сильным и с легкостью подчиняло себе другие - захватывая их силой или мирно ассимилируя. Как только "китайско-образный" путь сменялся гедонизмом, общество быстро шло к собственной гибели. Античная Греция, Рим, Сирийские оазисные города (много кругов), готы, авары... Кстати, Советский Союз, в некотором смысле.

Мне кажется, что в каждом случае получается ровно то, к чему и стремились. Если люди хотят личного кайфа по полной, они его получают. У них вполне есть шанс прожить в этом кайфе долгую и счастливую жизнь. Конец придет потом, для всей системы. Но данным индивидуумам это уже давно будет неважно. А можно наоборот, когда личное счастье и жизнь ничего не стоят. А общество, этнос, если хотите, оказывается стойким. Российский путь, между прочим. Разумеется, первый вариант приятнее для индивидуума (для меня, например). Но не стоит забывать о цене.

Забавно, но в эту концепцию не укладывается (по-моему - буду рад, если меня опровергнут) один народ. Тот самый, который вообще ни во что никогда не укладывается. Как-то евреи ухитрились совместить ориентир на личное благо с жесткой установкой на благо этноса. Наверное, потому и выжили. Практически, единственные, кто остался от Вавилона. Наверное, только потому, что сами себя ему противопоставили.