Снова про университет в Ариэле: как и почему

*

Наверное, имеет смысл написать очень скучный пост, детально (насколько удастся) объясняющий, как все устроено, кто принимает какие решения и почему, и вообще, как работает система, от которой зависит предоставление или непредоставление статуса университета какому-либо учебному заведению в Израиле.

1. Про МАЛАГ 

МАЛАГ (на иврите מל''ג, מועצה להשכלה גבוהה, "Совет по высшему образованию") - это организация, отвечающая за развитие высшего образования в Израиле. Она подконтрольна министру образования, который является ее председателем, но имеет немалую свободу действий и решений. В компетенции МАЛАГа находится регистрация учебных заведений (собственно, предоставление того или иного статуса), контроль за уровнем и направленностью их деятельности и ряд других задач, связанных с академическими структурами страны. Помимо министра образования, в состав МАЛАГа входит ряд ведущих и авторитетных профессоров из разных университетов и разных областей знания, но обязательно имеющих громкое имя всемирного уровня. Можно сказать, что МАЛАГ - это своего рода университетское правительство Израиля. 

2. Про ВАТАТ

ВАТАТ (ות''ת, ועדה לתכנון ותקצוב, "Комиссия по планированию и бюджету") - это "министерство финансов" МАЛАГа. Именно ВАТАТ определяет приоритеты образовательной политики, делит бюджет на высшее образование и планирует направления развития. ВАТАТ подотчетен МАЛАГу, а глава ВАТАТа является членом МАЛАГа. Как и минфин в настоящем правительстве ВАТАТ, в принципе, способен саботировать решения МАЛАГа, заявив что-нибудь типа "Вы тут, господа хорошие, все хорошо нафантазировали. А Где деньги на ваши фантазии?" Хотя за такое, вообще говоря, можно и по шапке схлопотать.

3. Об оккупированных территориях 

Когда в результате Шестидневной войны Израиль выбил Иорданию из Иерусалима, Иудеи и Самарии (по-палестински, "С Западного берега реки Иордан"), Сирию - с Голанских высот, а Египет - из Газы, возник юридический вопрос: а как быть дальше? Решений, строго говоря, было четыре.

Во-первых, можно было просто отдать эти территории обратно Иордании, Сирии и Египту. Типа, нам не надо, а вы сами воевать хотели - теперь забирайте все обратно. Только подпишите, что больше так не будете, и будет мир. Подобные варианты рассматривались, но столкнулись с тотальным нежеланием арабских стран вообще идти на какие-либо переговоры с Израилем (политика "Трех нет": нет переговорам, нет признанию, нет миру).

Во-вторых, можно было просто аннексировать эти территории то есть издать закон о присоединении их к Израилю. Когда стало окончательно ясно, что на переговоры арабы идти не хотят, именно это было сделано в отношении Иерусалима (в 1980 году) и Голанских высот (в 1981). В отношении Иудеи, Самарии и Газы сделать это было сложнее, потому что на этих территориях проживало более миллиона арабов, настроенных по отношению к Израилю, мягко говоря, не очень дружественно. Если бы эти территории были аннексированы Израилем, всем этим арабам пришлось бы давать равные права, что немедленно создало бы серьезные проблемы с терроризмом ( в числе прав была бы полная свобода передвижения) и демократией (на ближайших выборах они могли бы выдвинуть в Кнессет пару десятков очень анти-израильских депутатов). Кроме того, оба закона не были признаны ООН, создав Израилю и всему миру немало головной боли.

В-третьих, можно было попытаться создать на этих территориях самостоятельное арабское государство под протекторатом Израиля. Для этого было необходимо найти на арабской стороне партнера, с которым можно было бы говорить. С 1967 до 1988 года найти такого партнера не удавалось, поэтому в 1992 году бывшее тогда у власти в Израиле левое правительство Рабина сотворило "партнера" из одного из наиболее весомых террористов Ясера Арафата. Эта "творческая" идея уже обошлась Израилю и самим арабам в немало тысяч жизней, а воз, как известно, и ныне там без видимых надежд на изменения к лучшему.

Ну и в-четвертых, можно было законсервировать существующее положение. Территории не отдавать, не присоединять, а оставить под управлением военной администрации до лучших времен. Как нетрудно догадаться, именно это и было сделано, когда все остальные варианты забуксовали. И, с оговорками, существует по сей день. Если я покупаю квартиру, скажем, в Тель-Авиве, то я регистрирую ее в Реестре Недвижимости Израиля, а вот в случае Ариэля квартира регистрируется в офисе Военной Администрации Центрального Округа. На выезде с территории Самарии во внутреннюю часть Израиля стоят блокпосты, через которые свободно пропускаются израильтяне, а вот арабам с территорий необходимо специальное разрешение. Сказать, что такое положение кому-нибудь нравится, нельзя, но ничего лучшего пока придумать не удалось.

4. О МАЛАГ- ЙОШе

До 1992 года все, что касалось контролируемых территорий, не имело никакого отношения к высшему образованию. Однако в 1992 году колледж в Ариэле, в котором действовали несколько профессиональных курсов, а также филиал университета имени Бар-Илана, подал в МАЛАГ заявку на открытие двух самостоятельных (независимых от Бар-Илана) академических отделений: электроники и химической технологии. Эта заявка поставила МАЛАГ в тупик, потому что принятие любого решения по ней означало косвенное распространение суверенитета Израиля на территорию, на которую очень не хотелось его распространять. После досконального изучения вопроса юристами, правительство приняло следующее решение:

1. Все вопросы, связанные с академическим образованием на территории Иудеи и Самарии, отдаются специально для этого создаваемому органу - МАЛАГ-ЙОШ (Совет по высшему образованию Иудеи и Самарии).

2. МАЛАГ-ЙОШ обладает на территории Иудеи и Самарии теми же полномочиями, что МАЛАГ на территории внутри "зеленой черты" (границы Израиля на 6 июня 1967 года) и ни один из двух органов не находится выше другого.

3. Членами МАЛАГ-ЙОШ назначаются те же самые люди, что и в МАЛАГе. (По четным будете руководить израильским образованием, а по нечетным - на территориях).

С последним пунктом сразу же вышла заминка, поскольку несколько членов МАЛАГа наотрез отказались иметь какое бы то ни было отношение к "оккупации". Тогда пошли на компромисс: членами МАЛАГ-ЙОШ могли быть действующие либо бывшие члены МАЛАГа. Таким образом, авторитет членов МАЛАГ-ЙОШ в мировой науке был так же высок, как у членов МАЛАГ, а состав мог быть и немного другим.

Важно отметить, что оба МАЛАГа получали финансирование от одного и того же ВАТАТа.

 

5. История вопроса об Ариэле, год 2005

По этому пункту и далее с релевантными документами (на иврите) можно ознакомиться ЗДЕСЬ,

В 2005 году министр образования Лимор Ливнат принимает решение о преобразовании колледжа Иудеи и Самарии в Ариэле в университет. Правительство вносит это решение в ранг национального приоритета. По рекомендации юридического советника правительства практическое осуществление рекомендации возлагается на МАЛАГ-ЙОШ (а на кого же еще? - см. выше). МАЛАГ-ЙОШ создает супер-авторитетную комиссию в составе шести профессоров разных университетов под председательством Амоса Альтшуллера:

1. Роберт Исраэль Уман, Еврейский университет в Иерусалиме, математика и экономика, Нобелевская премия 2005 года.

2. Амос Альтшуллер, университет имени Бен-Гуриона, математика

3. Меир Вильчек, институт имени Вейцмана, биохимия, премия Израиля 1990 года,

4. Давид Хасон, Технион, химическая технология

5. Юваль Неэман, Тель-Авивский университет, физика, премия Израиля 1969 года. Профессор Неэман скончался в 2006 году, поэтому часть деятельности комиссии в последующие годы проходила без его участия.

6. Даниэль Шпербер, университет имени Бар-Илана, филология.

В 2006 году комиссия Альтшуллера после доскональной проверки колледжа в Ариэле выносит однозначно положительную рекомендацию: "Уже в настоящее время колледж является полноценным университетом."

По идее, после рекомендации комиссии Альтшуллера МАЛАГ-ЙОШ должен был объявить о присвоении колледжу в Ариэле статуса университета. Но вмешался ВАТАТ, заявивший, что в ближайшие три-пять лет не существует финансовой возможности образовать новый университет, не нанося существенного ущерба существующим. После чего МАЛАГ-ЙОШ принимает следующее решение:

1. Дать колледжу в АРиэле временный статус университета сроком на 5 лет.

2. После выполнения всех требований МАЛАГ-ЙОШ даст Ариэльскому учебному заведению постоянный статус университета. (В выводах комиссии был перечислен довольно длинный список требований к колледжу в Ариэле, выполнение которых является необходимым условием для получения временного статуса. В числе этих требований были увеличение числа публикаций, обновление исследовательского коллектива, расширение библиотеки и целый ряд других.)

3. В период действия временного статуса университета учебное заведение будет носить название "Университетский Центр Ариэль"

 

6. История вопроса об Ариэле, год 2007

В 2007 году колледж Иудеи и Самарии в Ариэле отчитался перед комиссией Альтшуллера о выполнении предъявленных требований. Комиссия единогласно проголосовала за присвоение временного статуса университета, а в Ариэле вывески и указатели "Академический колледж Иудеи и Самарии" были сменены на "Университетский Центр Ариэль". Правда,  к этому моменту в Израиле был уже другой министр образования, госпожа Юли Тамир, профессор с крайне левыми взглядами, одна из основательниц движения "Шалом Ахшав". Естественно, повышение статуса колледжа на "оккупированных территориях" явилось для министра костью в горле. Она сделала все возможное и невозможное, чтобы денонсировать решение о временном статусе университета, но... кроме эмоций политиков в Израиле существует еще и суд. Вплотную столкнувшись с угрозой очень серьезных и гарантировано проигрышных исков, госпожа Тамир отозвала свои требования, и вопрос тихо-тихо сошел с повестки дня. На пять лет.

 

7. История вопроса об Ариэле, год 2012

По истечении пяти лет комиссия Альтшуллера (в которой профессор Тувья Мило из Тель-Авивского университета сменил скончавшегося Юваля Неэмана) произвела еще более основательную проверку Университетского Центра Ариэль. Комиссия пришла к выводу, что по всем проверенным параметрам в Ариэле имеет место несомненное улучшение даже по сравнению с положением на 2007 год, которое было признано полностью отвечающим требованиям к университету. По всем параметрам Ариэль соответствует статусу университета, а по ряду параметров превосходит существующие университеты. Отчет с этими выводами лег на стол МАЛАГ-ЙОШ. МАЛАГ- ЙОШ обратился за мнением ВАТАТа, который в очередной раз ответил "Нет", Немало, кстати, при этом соврамши.

Вот, собственно, положение на сегодняшний день. В ближайшее время должно состояться заседание МАЛАГ- ЙОШ. Поглядим.

 
 

 

 

Комментарии

Это очень интересная история. Продолжайте. Про взятку (след. пост) не понятно — было предложено финансирования за отказ от амбиций?

Да, можно и так выразить. Хотя дело тут не в амбициях. Просто для некоторых деятелей нашего милого государства чрезвычайно важно любой ценой сохранить образ "прогрессивный = интеллигентный = политически левый". Если этот образ рушится (а по совести, это - чисто литературный образ, которому никогда не находилось соответствия в реальности), то наступает этакий экзистенциональный кризис, когда становится непонятно, к чему все и зачем жить дальше. В рамках этой концепции очень удобно говорить о том, что на территориях by definition не может быть университета. Тем более, имеющего сильно выраженный русский акцент (ломка еще одного образа).

Ага. Всё это нелогично, впрочем. На месте властей я бы изо всех сил продвигал Универ на территориях, независимо от дальнейших видов на эти земли. Просто потому, что в плане PR университет на территориях лучше, чем датишники на территориях.

Так и есть.

Вопрос: можно ли дать Ваши координаты для того, чтобы с Вами связались наши представители по поводу кампании поддрежки? Или Э.Б. к Вам уже обращался?

Вы победили.

Совет по высшему образованию в Иудее и Самарии 17 июля постановил присвоить Университетскому центру Ариэля статус полноправного исследовательского университета.

Решение должен утвердить начальник Центрального округа Армии обороны Израиля.